А Балканы укрыты...

А Балканы - укрыты снегами и мглой,
Только гулкое эхо обстрелов
Отдаётся в горах, так, что нервы порой
Взведены, как курки до предела.

Бьют по нашим в лесах из засад снайпера...
Но боснийские горные тропы
Так знакомы нам, будто бы только вчера
Мы шагали по землям Европы!

Вновь в горах Югославии - смерть и война,
Каждый камень исходит слезою...
Нашей кровью счета мы оплатим сполна,
Этот мир заслоняя собою!

И уже свой ощерили хищный оскал,
Словно зверь затаившийся, Штаты...
Роет землю и снег раскалённый металл,
Добровольцев редеют отряды.

Мы от дома за тысячи вёрст, казаки,
Здесь стоим, живота не жалея.
Но тесней и тесней окружают враги...
Где ж, ты, матушка наша, Рассея?!

Вот застыли орлята в неровном строю
Нашей сотни из-под Вышеграда...
Но о тех, кто погиб в том последнем бою,
Может в Сербии вспомнят когда-то.

1994 г.

       Нет, в Пале давно уж...

Нет, в Пале давно уж не летний курорт,
Туристов там нет - есть солдаты.
И кладбищем стал бывший тениссный корт,
Где наши остались ребята.

А каждый отель - лазарет или штаб,
Казарма иль просто руины...
Так, в жизни порой наступает этап,
Когда мы пред Богом едины!

Я помню, отель назывался "Коран".
По окнам - полоски бумаги...
В нём - госпиталь был. И стонали от ран
Мальчишки. А проще - салаги.

Один всё шептал, задыхаясь в бреду:
"Помози, помози мати, Русия!"
Но голос солдата, что умер к утру,
Услышишь ли ты, земля русская?

Ведь с сербами рядом - на разных фронтах
Дрались сыновья твои тоже...
И русские их имена на крестах
Земле той, наверно, дороже!

Но мы - "Мати-Русия" в себе сохраним,
Как память мальчишки-солдата...
Он умер от ран. И салютом над ним
Гремела в горах канонада.

1994 г.

               Югославия

Рвётся огненный смерч, рвётся связь у времён,
И по землям от края до края
Бьёт карающий меч, и страдания стон,
Поимённо нас всех окликая.
Наступает гроза, наступает война:
Там в горах мусульманские банды.
Чуть прикроешь глаза - на войне не до сна -
Бой сердец, словно эхо команды.

Припев:

Югославия, Югославия,
Как цветок в алом всплеске пожарища,
Югославия, Югославия,
Словно рана в груди у товарища.
Зеленеть вовек здесь твоим лесам,
И горам вовек устоять.
Землю горькую напоить слезам,
И врагам в тебя не стрелять.
И тяжёлый в руках бьётся бог-пулемёт,
Вместе с телом стрелка содрогаясь,
Лишь неведомый страх вдруг огнём полоснёт,
Как осколок, под сердце вгрызаясь.
Зубы намертво сжав, ты забудешь о нём:
Добровольцы не ведают страха.
Кто был прав, кто неправ - разберёмся потом,
Смерть приняв за Христа иль Аллаха!

Припев:

Югославия, Югославия,
Как цветок в алом всплеске пожарища.
Югославия, Югославия,
Словно рана в груди у товарища.
Зеленеть вовек здесь твоим лесам,
И горам вовек устоять.
Землю горькую напоить слезам,
И врагам в тебя не стрелять!

        Тамо далеко
(Сербской Краине посвящается)

"Русы не имают страх!"-
Живо преданье в веках...
Память святую хранит
Горных отрогов гранит.

Припев:

"Тамо, далеко..." -
Где тих морской прибой,
Там где-то сербское войско
Бьётся с несметной ордой.
Снова на поле
На битву вышла рать...
Кровью исходит последней
Милая Сербия-мать!

В горы юнацы идут,
Будто молитву поют...
Каждому доля своя -
"Живела Русия!"

Припев.

Снова над Родиной ночь -
Сил нет беду превозмочь...
Волчьею стаей враги
Сербию рвут на куски!

Припев.

"Где же Святая, ты, Русь?" -
В сердце у сербина грусть...
Где же громада твоя?!
"Живела Русия..."

Припев.

/Две последние строки в каждом куплете и припеве повторяются дважды/.

1999 г.

увеличить