Золотые 90-е

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Золотые 90-е » Поэзия » Лина Воробьева СТИХИ И ПЕСНИ 1996-1999гг.


Лина Воробьева СТИХИ И ПЕСНИ 1996-1999гг.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

* * *
Посвящается Астэ, которую я
совершенно случайно угрохала
на одной из ситуационок

Мы столкнулись в горячем и страшном бою,
Так прости же мой друг, прости,
Я клинок не успел отвести...
Тишина и над телом твоим я стою...
Слишком поздно. Уже не спасти.

Сложит песню победы для нас менестрель,
Прославляя героев могучую рать,
Ну а мне - что теперь их высокая цель,
Коль для этого надо друзей убивать?!

Лучший друг, опаленный пожарищем битв,
Мной убит на проклятой войне.
Шепчут губы в немой тишине
От проклятий себе до бессильных молитв
Восходящей кровавой луне.

Вновь и вновь повторяю в безумной тоске,
Но не слышно ответа в слепых небесах.
Словно слезы, растаявший снег на щеке,
Да осколки луны в незакрытых глазах...

Не забыть, как ты падал в сухую траву,
Не успев от удара уйти...
Где теперь, на каком ты пути?
И над телом твоим я беззвучно зову:
Где б ты ни был, услышь и прости...

Заметет над телами погибших метель,
И оплачут ветра твою горькую смерть.
Не допев, замолчит на пиру менестрель -
Он не сможет хвалебную песню допеть...

Февраль 96

ЗОВ

От цветущих лугов -
Только пепел да прах.
Неостывшая кровь
На чужих сапогах.
Елочья дымные прочь
Над моей головой
Гонят ветер да ночь
Над сожженной землей.

А защитников нет -
Все в бою полегли,
Да встречают рассвет
В придорожной пыли.
Ну а мне даже смерть
Не придется испить -
Хоть рвалась умереть,
Да оставили жить.

Перекрестье меча
Не сжимает ладонь.
Догорает свеча,
Моей жизни огонь.
А дорога петлей
Растворилась вдали.
Не хотела живой,
Да живой увели.

Мутно-красный рассвет
Небеса обагрит.
На дороге мой след
Алой кровью горит.
Если кто еще жив,
Не взываю спасти.
Мой услышав призыв,
За меня отомсти!

Февраль 96

РАЗМЫШЛЕНИЯ ПЕРЕД БИТВОЙ

Молча застыли два войска напротив друг друга.
Пройдена грань, позади роковая черта.
Сердце стучит в тишине, все застыло,
Осталась одна пустота...
Поздно, теперь уже не отступить,
Только бой все вернет на места...

Зелень травы и небес синева на знаменах.
Рвет тишину крик команды в послушном строю...
Враг мой, ответь, почему после боя
Мы сами с собою в бою?
Кто объяснит мне, зачем убивать,
Для чего я сегодня убью?

Что же, нам ждать не придется начала сраженья.
Рог протрубит, мы рванемся вперед, на врагов.
Битва опять затуманит сознанье,
Застынет движенье часов.
Кто победит и кто будет повержен?
Колеблются чаши весов...

...Втоптаны в грязь зелень трав и лазурь небосвода.
Мягкой волной все окутает тьмы пелена.
Ночь подкрадется неслышно, и глянет с небес молодая луна...
Мертвым глаза не закроет сиянье,
Никто не очнется от сна...

Некому будет судить победителей...

Февраль 96

ЙОВИН (Прощание с Арагорном)

Ты уходишь на восток,
Пусть опасен и далек,
Но того пути страшней
Вереница серых дней,
Безысходности печать...
Я не в силах больше ждать!
Мне не место на войне?
Что ты знаешь обо мне?!

В сердце лед, в крови огонь,
Только меч да верный конь.
Мне поможет только бой!
Я прошу - возьми с собой...

Давит круг тяжелых стен,
Отчий дом страшней, чем плен.
Я в плену уже века -
Я, да вечная тоска.
Тяжело проходят дни,
Нету слез - к чему они?
Нет любви и жизни нет,
Вновь закат и вновь рассвет...

В сердце лед, в крови огонь,
Только меч да верный конь.
Мне поможет только бой!
Я прошу - возьми с собой!

Тает лед... Какая боль!
Что ты сделал, мой король?
Сердца стук средь тишины:
Перед смертью все равны!
Что ж, тверда моя рука,
И не дрогнет сталь клинка.
Не для женщины война?
Но ведь жизнь мне не нужна!

В сердце лед,в крови огонь.
Выбори сделан. Где мой конь?
Знать, любовь не для меня...
Хей, вперед, во славу дня!
Сладок битвы звон стальной.
Мне поможет только бой.
Только смерть излечит боль...
Позабудь меня, король...

Март 96

ДОРОЖНАЯ-2

Жаркий отсвет падет на лицо от ночного костра
И опять уходить, и опять мне в дорогу пора.
Я остался бы здесь навсегда, только снова зовет
Предрассветный туман да роса, троп лесных хоровод...

Остаются друзья, остается любовь, только путь впереди.
Если я не вернусь, ты забудь обо мне и из странствий не жди.
Убегает дорога змеей среди сумрачных скал.
Кто ответит, когда я найду то, что вечно искал?

За изгибом реки, за зеленым холмом новый день, новый путь.
Я остался бы здесь, да восход в небесах не дает отдохнуть.
Ухожу от ночного костра, от лесной ворожбы.
Ветер странствий уводит вперед по дороге судьбы.

Пьяный запах степей да ручьев перезвон,
Отблеск снежных вершин, зной пустынь, ветра стон.
Не свернуть, не остаться в ночи у живого огня.
Навсегда в непрерывном пути, догоняя дыхание дня.

Апрель 96

МАЭДРОС

Возносится в небо каменный лик,
И эхо разносит, смеясь, твой стон,
И тянется дольше столетия миг,
И мертв, равнодушен, безлик небосклон...
Грохот прибоя, брызг пенистых соль,
Чайки над морем... Хрусталь вод Амана...
Ветром изорваны клочья тумана.
Холод оков и бессмертная боль.
Маэдрос...

Взгляд пустоты - леденящий покой.
Ветер, в скалу ударяя, смеется.
Жизнь умирает, но боль остается,
Сердце сжимая холодной рукой...
Черные тени... Извечная ночь.
Гаснет сознание искрой в снегу.
Клочья тумана уносятся прочь.
Что бы сейчас ты ответил Врагу,
Маэдрос?

Апрель 96

FOR NIKOL

За моим окном отцветает день,
Отзвучал вдали колокольный звон.
Меркнет вечер, на землю ложится тень.
На порог ступив, подкрадется тень.

И взойдет луна, озарив окно,
И войдет в мой сон с черноты небес.
Память вспомнит сказ, что забыт давно:
На краю земли есть заветный лес.

Там сплетенья трав да лесных цветов
Серебристым светом луна зальет.
Там танцует ночь средь семи холмов,
И сквозь сеть ветвей я ступлю вперед.

В круг теней войду, распустив косу,
Рассмеется ночь, лунный свет разлив.
До рассвета я в колдовском лесу
Закружусь средь трав, обо всем забыв.

Наступивший день обагрит восток,
Расплескав зари молодую кровь.
Из ветвей дубовых сплету венок
И покину лес, чтоб вернуться вновь.

...Если тьма заполнит тревогой сны,
И сойдет тоска из глухой дали,
Вспомни песню звезд и восход луны,
И заветный лес на краю земли.

Осень 96

ПЕРЕКРЕСТОК

Перекрестье дорог, перекрестье ветров...
Я уйду, не дождавшись осеннего дня.
Я уйду к перекрестку безвестных миров,
Ты забудешь меня, ты забудешь меня.

Бьют часы, мне пора. Наступает мой срок.
Эта полночь - мой час, этот ветер - мой знак.
Я уйду к перекрестку безвестных дорог.
Ждет безлунная ночь, до нее только шаг.

За окном ждет ветвей прихотливая вязь,
Разошлись облака, звездной пылью маня.
Я уйду к перекрестку, навеки простясь,
Ты забудешь меня, ты забудешь меня.

Мою прежнюю жизнь, словно в сумрачном сне,
Тень дверей отсечет топором палача.
Я уйду к перекрестку в ночной тишине,
Где сплетутся пути перекрестьем меча.

Я в дорожном плаще выхожу на крыльцо.
Я не странник, да только мне надо уйти.
Горстью листьев сухих бросит ветер в лицо.
Впереди - Перекресток. Начало пути.

Осень 96

0

2

ПОЕДИНОК ФИНРОДА И САУРОНА

Саурон:

Без роду, без вести,
Без меча, без чести.
В орочьем обличье
Вор кончину кличет.
Черным чарам ночи
Свет - как зверь для гончих.
Тьме, ведунье мудрой,
Ведом одра сумрак.
Горькой гарью в горле
Звук и слог застынет.
Мертвые - смерть стерла -
Имени не имут.

Финрод:

Слово станет сетью,
Паутиной черной,
Но не сломлен словом,
Встанет непокорный.
Слово станет волей,
Слово станет светом,
Темному заклятью
Прозвучит ответом.
Слово станет сталью,
Блеск излив холодный.
Хоть неравны силы -
Выстоит свободный.

Саурон:

Истинное слово?
Коваль, куй оковы!
Твой - беспечной речью -
Свод свобод очерчен.
Сам собой не познан,
Звук заклятья создал.
Звук в душе зрит бреши,
Где герой повержен.
Где герой-предатель
Познает заклятье.
Но, поверив в правду,
Разве будешь прав ты?

Финрод:

Слово станет клятвой
Вечно нерушимой.
Укрепляя сердце,
Верность станет силой.
Слово станет жизнью,
Вечною любовью,
Вознесет преграду
Темному злословью.
Слово станет верой
В правоту победы,
И любовь разрушит
Чар чужих тенеты.

Саурон:

Раб любви во власти
Не-свободы счастья
Не найдет и тени
Радости творенья.
Сыгран хором Эру
Мир на лире веры,
Догмой стиснув Тему,
Гамму сделав геммой.
Гению - рвать нервы,
Став рабом шедевра.
Замер, в камень впаян,
Мертв творенья пламень.

Финрод:

Верю, в каждом сердце
Жив огонь творенья.
Свет рассеет сумрак
Чар хитросплетенья.
Слово станет песней,
Майскою листвою,
Радугой над лесом,
Пеною морскою.
Мир не скроет тенью,
Льду под солнцем таять.
Вечен свет творенья
И бессмертна память.

Саурон:

Память не камея -
Глыбы груз на шее.
Не найти забвенья
Проклятым твореньям.
Свет, согреть не властен
Лед кристаллов, гаснет.
Тьма хохочет - ложен
Свет, что сгинуть может.
Пепла и полымя,
Плена и полыни,
Полыньей по льдинам.
Плачем лебединым.

Финрод:

Слово станет пеплом
В пламени сраженья.
Сила - не победа,
Смерть - не пораженье.

Саурон:

Ты сказал. Ты словом,
Как цепями скован,
В сердце смерть лелея.
Отказать - не смею.
___________________________
в соавторстве с А.Каковиди

декабрь 96

ОНА

Я от Нее - а она за мной
Тенью бесшумной мягко крадется.
Белою птицей в ночи обернется,
Черною кошкой скользнет за спиной,
Я от Нее - а она за мной.

Я от Нее - да куда мне уйти,
Если корабль отошел от причала,
Спутана нить без конца и начала,
Если в тумане пути не найти?
Я от Нее - да куда мне уйти?

Я от Нее закрываю дверь.
Кто же по следу Ее направил?
Я объявляю войну без правил
И не считаю в бою потерь.
Я от Нее закрываю дверь...

Я на Нее поднимаю меч,
Только Она надо мною смеется,
Ей бы уйти - а Она остается,
Я от Нее - а Она мне встречь...
Я на Нее поднимаю меч!

Я - за зимой, а Она за весной,
А я верю врагу и не верю другу.
Вот так и движемся мы по кругу -
Я от Нее, а Она за мной.

Вслед за зимою опять весна,
Вновь продолжается наша война.
От бесконечного зимнего сна
Я ухожу - а за мною Она...

Июнь 97

ПРЕДЧУВСТВИЕ

Меч в небесах занесен, и хохочет луна,
Словно маска шута.
Мертвым значком из колодца Вселенной
На землю глядит пустота.
Путь в неизвестность ложится под ноги,
Начертанный лунным лучом.
Бледною тенью предчувствие смерти
Крадется за левым плечом.

Кони копытами бьют, топчут травы
В заоблачных дальних лугах.
Тьма разливается мутной водой,
Не оставшись в своих берегах.
Громом гремит поступь времени,
Поступь судьбы над вершинами гор.
Мчит колесница средь туч грозовых,
Рассекая небесный простор.

Зарево дальних пожарищ пылает во тьме,
Горизонты багря.
Руны на камне укажут дорогу
Туда, где сгорает заря.
Ветер придет и нарушит покой,
Разметав, как листву, тишину.
Меч запоет, вырываясь из ножен,
Призвав за собой войну.

Лезвия молний танцуют свой танец
В тускнеющем свете луны
В вихре смешаются небо с землею
И грянет начало войны.
Вот, нанизав ожерелье из судеб
На нить бесконечную дней,
Громко смеется небесный возница
И гонит по кругу коней.

...Вижу грядущее в зеркале льда
Возле кромки застывшей воды.
Вслед за грозою пролившийся ливень
Размоет пожара следы.
Вихрем взметнется, развеется пепел,
Кострище травой порастет
Памяти древней о битве небесной
На смену забвенье придет.

27 июня 97

ИГРА

Перестук колес да гитары звон.
Позади остался давно перрон.
Перейти за грань вновь пришла пора,
Позади - вокзал, впереди - Игра.

Впереди ждут дороги, любовь да война,
И врагам неуплачена крови цена,
Поединок пред боем, предательства яд,
Жизнь и смерть, и над лесом кровавый закат.
Нерушимая клятва, косая молва,
Заклинаний сплетенных слова - кружева.
Лунный свет, россыпь звезд на небесном ковре
Ночь без сна уступает дорогу заре...

Но не станет сталью деревянный меч,
И не нам этот мир от беды уберечь.
Не моя дорога, поединок не мой,
Примет смерть в сраженье не я - мой герой.
Не моя отвага, не моя любовь,
Но зачем же я еду туда вновь и вновь,
Для чего тогда песни и пламя костра,
Для чего тогда все, если это - Игра?

И опять возвращаться, свое отыграв,
И опять вести спор, кто был прав, кто неправ,
Возвращаться назад к странным песням и снам,
Деревянным мечтам и чужим именам
В этот мир, где с предательством об руку лесть,
И в колодцах души похоронена честь,
И дрожат на весах чаши зла и добра.
Это жизнь - или это все та же Игра?

Перестук колес да гитары звон...
Позади остался давно перрон...

Июнь 97 http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8547-4.gif

0

3

МИРСКИЙ ЦИКЛ
Мирскому замку посвящается.

Меж камней прорастет молодая трава,
Бег столетий, застыв, отступает назад.
Глубока и прозрачна небес синева,
Тишину разобьют на осколки слова,
Эхом прошлого струны опять зазвенят.

И дождем прольется хрустальный звон,
Колыбель ветров опрокинется вспять,
И взметнутся полотнища старых знамен,
Словно крылья в полете расправил дракон...
Я прощаюсь затем, чтоб вернуться опять!

Заблудилось время средь древних стен,
Задремала в ножнах немая сталь,
Этих башен не сможет коснуться тлен.
Мое сердце взято в негласный плен,
Но светла о прошлом моя печаль.

А с небес все так же - прозрачный свет,
И сплетенье трав вдоль обрыва - в рост.
И дорога вдаль, и забвенья нет,
Здесь потерян мой безымянный след,
Сквозь печать столетий - незримый мост...

осень 97

ПОСВЯЩАЕТСЯ N.N.

Вся наша жизнь - отныне без остатка -
Холодный блеск, стальное острие.
Не отступить - мной брошена перчатка,
Не отступить - вы подняли ее.

Не отступить - хоть правил я не знаю,
Смертельный финт придержан до поры.
Ах, ради Вас - хоть я и не играю,
Я принимаю правила игры.

И каждый день - без права на ошибку,
И не прервать проклятую дуэль.
Как Вы милы, как вежлива улыбка...
Что ж, выпад точен - Вы попали в цель.

Был выбор мой - безумье за отвагу,
Был вызов мой - Вы приняли его.
У Ваших ног - изломанная шпага,
Несбывшейся победы торжество.

Приходит час случайного прозренья,
За краткий миг - высокая цена.
Никто из нас не верит в отступленье,
Но никому победа не нужна...

16.01.98

ПОСВЯЩАЕТСЯ...

Судьба моя -
То улыбка, то оскал.
Не тебя ли я искал?
То ли выбор, то ли рок,
То ли дьявол, то ли Бог.
Судьба моя -
То ли день, а то ли ночь,
Улетает птица прочь.
То ли вечность, то ли миг,
То ли ветер, то ли крик?
Судьба моя -
То ли радость, то ль беда,
Восходящая звезда,
То ли вера, то ли кровь,
То ли вечная любовь.
Судьба моя -
Возвращение начал,
Догорающий причал.
То ли плач, то ль благовест,
То ли роза, то ли крест?
Судьба моя -
Непонятная тоска,
Ветер гонит облака
На распятии дорог -
То ли выбор, то ли рок?
То ли дьявол, то ли Бог...

...В белом венчике из роз
Впереди - Иисус Христос...

Январь 98

ВЕДЬМА

Эта луна раз в три года восходит,
Темное время сегодня грядет,
Звезды смешались в ночном хороводе,
Пряжу заклятья ведьма прядет.

Тени струятся, меняются блики,
Ухает в чаще злорадно сова.
Пляшут в глазах сумасшедшие блики,
Вьется незримая нить колдовства.

Знак на челе разгорается алым,
Холод и жар - за волною волна
Зелье на дне колдовского бокала, -
Выпей забвенье до самого дна.

Хлопают крылья над пологом ночи,
Тянутся пальцы деревьев к луне,
Ведьма хмельная безумно хозочет,
Искры мерцают в багряном вине.

Рыжие кудри пожаром взметнутся
Манит бездонный чарующий взгляд.
Ветви и чары, как цепи, сплетутся,
Ты не отыщешь дороги назад.

Февраль 98

Я ОТПУСКАЮ ТЕБЯ

Я отпускаю тебя на волю,
Я открываю тебе путь-дорогу.
Снег разметался по белому полю
Медленно хлопья ложатся под ноги.
Неодолимое сказано слово,
Я повторяю заклятие снова:
Я отпускаю тебя на волю!

Я открываю закрытые двери
Ветер листает страницы и годы
Это судьба - но в судьбу я не верю,
Ты же не веришь в тюрьму и свободу.
Неодолимое сказано слово,
Пусть ты не слышишь далекого зова
Я отпускаю тебя на волю.

Я покидаю чертог запретный
Чтобы опять за тобою вернуться.
Грома раскат через сумрак рассветный,
Тучи сегодня грозою прольются!
Неодолимое сказано слово,
Рушатся стены и рвутся оковы.
Я отпускаю тебя на волю!

...Марево дня и хмельная свобода,
В путь: до заката осталось немного.
Кони уносятся в синь небосвода
Здесь начинается наша дорога
Неодолимое сказано слово
Летние травы сминают подковы,
Я отпускаю тебя на волю!

Зима 98

ЛЕДИ НОЧЬ

Леди Ночь, твои чары сильны
В отлетающем золоте дня.
Близок час восхожденья луны
Сколько стрел ты пустила в меня?
Отчего же я жив до сих пор, Роза Ночи, ответь!
Я не в силах молчать о тебе, я не в силах не петь.
Полнолуние ждет тебя, ведьма ночная,
Кому ты теперь ворожишь?

Вереск цвел на закатных холмах
Меж руин и разрушенных стен.
Я искал путь в нездешних мирах,
Я хотел разорвать этот плен.
Но увы, есть оковы сильней, чем холодная сталь
Плен цветущего вереска, взгляда немая печаль.
Полнолуние ждет тебя, ведьма ночная,
Кому ты теперь ворожишь?

Берег пуст. Я вернулся назад
Позабыв назначенье пути.
С неба льется светящийся яд.
Леди Ночь, я прошу: отпусти!
Я отравлен луной, твоим взглядом, движеньем руки,
Равнодушием неба и омутом стылой тоски.
Полнолуние ждет тебя, ведьма ночная,
Кому ты теперь ворожишь?

Октябрь 98

* * *

Что ты скажешь в час, когда вернешься
С белых гор, не тронутых рассветом?
В час, когда из рук опустошенных
В грязь падет разорванное знамя?
То ль уходишь, то ли остаешься -
Что ты скажешь в час, когда вернешься?

Что ты ждешь последнего сигнала?
Бьет набатом колокол столетний,
Звон плывет над каменной долиной
Медный глас, зовущий за собою.
В книге судеб вырвано начало
Что ты ждешь последнего сигнала?

Что ты знал, когда решил остаться?
Истекло отпущенное время.
Чья стрела упала на излете,
Меж травы запуталась бессильно?
Слов не вспомнить, павшим не подняться.
Что ты знал, когда решил остаться?

Октябрь 98

ПАРИЖ

На мостовой - батистовый платок.
Короткий взгляд пронзителен, как шпага
Недолог век безумства и отваги
К чему гадать, что нам готовит рок?

Багрян и юн искрящийся закат,
Разлит вином из темного бокала,
Накроет ночь парижские кварталы,
На мостовой копыта прогремят.

Они гремят отчетливо и гулко,
Ночной Париж, рисковая игра!
Ах, шевалье, клянусь вам - до добра
Не доведет опасная прогулка.

В широком взмахе блещет острие.
Довольно слов без смысла и без цели!
Вы, сударь, вижу, ищите дуэли?
И вы, клянусь, получите ее!

И вот опять - монета на ребро,
И полночь бьет над белыми свечами,
А в переулке сталь звенит ночами
И льет луна скупое серебро.

И мы идем, не замедляя шага.
К чему гадать, что нам готовит рок?
...И наземь вновь батистовый платок,
И снова взгляд пронзителен, как шпага.

98 г.

РОЛАНД

Ты тогда уже знал лучше нас,
Но молчали, не дрогнув, губы.
Что ты знал в тот последний час,
В час, когда закричали трубы?
Рухнул вдребезги свод земной,
И запели, и заплясали,
И схлестнулась волна с волной,
Разбиваясь меж стен Ронсеваля.

Ты же знал на вопрос ответ.
Уходя - обо всем уже знал ты,
И смотрел неотрывно вслед
Синий взгляд златокудрой Альды.
А ты спорить решил с судьбой,
Не познав ни любви, ни печали,
Принимал свой последний бой
Между стылых камней Ронсеваля.

Слышишь, бьется, как кровь в виске
Стук копыт - это мчит подмога!
Но, сломавшись в твоей руке,
Разлетелись осколки рога.
Торжествующий крик врага,
Переливы пьянеющей стали,
Слышишь - звонко трубят рога,
Эхом бьются в груди Ронсеваля!

И, сжимая в ладонях клинок,
Ты смеялся легко и беспечно,
Уходя за последний порог,
В безоглядную дальнюю вечность,
В безоглядную дальнюю даль,
К голосам, что призывно звали,
Оставляя навек Ронсеваль,
Оставаясь навек в Ронсевале.

Октябрь 98 - Март 99

ВЕСНА I

Реки дорог белым снегом замело,
Лед между строк, словно битое стекло,
Разлетелся, рассыпался осколками.
Не унять моей тоски,
Бесконечно далеки,
Промежутки между строками.

Но вот она, весна - беспечна и легка,
И лед дробит ее веселая рука.
Растопила-расплакалась, счастливая,
Заблудилась по пути. Так свети же мне, свети,
Моя полночь торопливая.

Сон - за порог, да обратно не идет.
Лед между строк, на дворе солнцеворот.
В небесах заря с зарею встречается,
Истрепался белый флаг
В бесполезности атак
И дозор не возвращается.

Хлад да туман, белый снег среди холмов,
Рвет ураган построенье моих слов...
Что поделать, коль проиграно сраженье?
Звоном грянула весна,
Открывает мир она
И огонь - на пораженье.

Июль 98

ВЕСНА II (Весенняя милитаристическая)

Паче страсти жаждала ты войны.
Я любил тебя, я сказал - изволь!
М.Щербаков

Распахнула запоздало
Мне объятия весна.
Значит, с самого начала,
Значит, залпом и до дна?
И зачем мне это надо?
И какой мне в этом прок? -
Для минутного парада
Трехнедельный марш-бросок.
Но войска мои лихие
Так готовились к войне,
Что восставшую стихию
Не сдержать, пожалуй, мне!

Гордый стяг упруго бьется
Над армадой хладной стали.
А меня за полководца
Несомненно посчитали - вот беда!

И по первому по знаку,
Мановению руки,
Поднимаются в атаку
Озверевшие полки.
Вкус победы? Ах, оставьте!
Что к фортуне уповать?
Бой вовсю - а я, представьте,
Не желаю воевать.
Что я делаю? Не знаю.
В голове туман и звон
Посредь битвы отрываю
С рукава златой шеврон.

Залп за залпом раздается,
А досада сердце гложет.
Не хочу быть полководцем!
(Дезертиром, впрочем, тоже не хочу)

Ах, весна! Сугробы тают
В жарком пламени боев
И цветами прорастают
Жерла пушечных стволов.
А весна себе смеется,
Вслед за ней и я смеюсь:
То ли враг уже сдается,
То ли я уже сдаюсь?
В звоне труб и громе медном,
В сумасшедствии атак
Над штандартами победно
Водружаю белый флаг!

Белый флаг упрямо вьется
Над полями бранной сечи.
Если так, нам остается
Разойтись до новой встречи, милый мой!

Август 98

0

4

ВЕСНА III

До свиданья, весна! Необъявленный призрак холодной войны?
Безразличный фанатик эпохи, последний бессменный солдат.
И луна за окном, переменчивый ветер, и листья, и сны -
Все один к одному, как в пасьянсе том самом, и вновь невпопад.
Впрочем, что до весны, если изморозь тронет окно серебром,
Перемирья не будет - мы просто отложим войну на потом.

Зимний сон, бесконечная сонная поступь остывших светил,
Менуэт, заставляющий тише и медленней биться сердца
До свиданья, весна, до свиданья, пока еще час не пробил
Остается Грааль, символ веры, и терн из Христова венца.
Тамплиеры запаса, извечные рыцари, лирики встреч -
Меч из камня достанет лишь тот, кто осмелится взяться за меч.

Я прощаюсь с тобой. Не забудь о случайностях судеб и дней
Не забудь, что все реки вернутся однажды к своим берегам.
До свиданья, весна - но не вечна зима, что-то будет за ней,
Пусть весенние травы и песни теперь укрывают снега.
Я прощаюсь, но знаю, что встреча нам будет назначена вновь.
До свиданья, весна, и да здравствует
Вера, Надежда, Любовь!

Ноябрь 98

ЙОВИН (Разудало-агрессивная)

Как возьму коня - потуже затяну на ем подпругу,
Как возьму копье да вздерну я на белу грудь кольчугу,
Как возьму да в шлем упрячу я девичию косу,
Как возьму, да наудачу кому голову снесу.
Как поеду погулять,
Ратных подвигов искать.
Повстречайся мне скорей,
Ты, Ангмарский чародей!

Расстелилась степь родная - что направо, что налево,
Размахнись, рука лихая, едет роханская дева!
Как в капусту порубаю, ежли встречу вдруг кого,
Так по жилам заиграет враз победы торжество.
Ты со мною не шути,
Не встречайся на пути,
Еду-еду, не свищу,
Как наеду - не спущу.

Эх вот если бы да кабы ратный подвиг совершить
Что ж вы думали - раз баба, значит, только знамя шить?!
Знать, не только, знать, не знамя - не пошить, так раскроить,
Аль по печени ногами, али просто задушить!
Заходил бы в гости, что ль,
Драгоценный мой король?
Коли едешь по степи,
Раз попался - так терпи!

Апрель 99

ГОТИЧЕСКИЙ ТРИЛЛЕР

Ведьма-ночь вонзила когти
В окровавленный закат.
На одной фальшивой ноте
Застывает флейты яд.
Час условный. По паркету
Бьет подкованный каблук.
Ах, бежать! Спасенья нету,
В дверь уже грохочет стук!
Иди ко мне...

Гаснут свечи, стонут двери,
Стынут угли, меркнет свет,
Нарушеньем интерьера
Чей-то мрачный силуэт.
Камень, лестница, часовня,
Позади зловещий шаг,
С воплем падают засовы,
В анфиладу льется мрак.
Иди ко мне...

Кто ты, призванный случайно
Взмахом дрогнувшей руки,
Чью готическую тайну
Скрыли эти тайники?
Назови любую цену
За ответ, что здесь сокрыт!
Даже плющ, обвивший стену,
Знает нечто, но молчит!
Иди ко мне...

Камень, колокол, решетка,
Смех разинутых могил,
О, как явственно и четко
Мне слышны твои шаги.
Разливается хмельное,
Злое, злое торжество,
Ах, бежать! - а он за мною,
Я, конечно, от него!
Иди ко мне...

...Прорезь черной полумаски,
Тень склоненного лица...
...Ты дослушал эту сказку
Без начала и конца...
Иди ко мне...

Июнь 99

ОСЕНЬ (КЛЕНОВАЯ ВЕТВЬ)

Погляди -
Это вянет кленовая ветвь, ото дня
Приближаясь к зиме,
А зима за закатом идет.
Впереди
Долгий путь ожидает тебя и меня
В роковой полутьме.
Слышишь, ветер тревожно поет?

Нам осталось немного,
Спасения нет.
Эй, трубите тревогу,
Полынь-бересклет.
Ярко-алым костром полыхает в осеннем пожаре
Кленовая ветвь.

Всем ветрам
Есть приказ дуть на юго-восток, чтобы плыть
Нам по правую руку
Восхода, о лете скорбя.
От утра
До утра будет утро и время забыть
Ненаглядного друга,
Который забудет тебя.

Ничего не вернется, -
Ты видишь следы?
Этот путь оборвется
У кромки воды,
И еще ты заметишь у самого берега
Клена багряную ветвь.

Что ж, возьми
Свою боль, чтобы выбросить в волны ее
И отныне не помнить, не знать
И не плакать о ней.
Обними
Меня крепче под парусом белым и кубок
Наполни вином золотистым
Непрожитых дней.

Это только начало
В осеннем раю.
Сам Господь у причала
Встречает ладью,
А в ладонях его полыхает закатным пожаром
Кленовая ветвь.

Октябрь 99

КОРСАРЫ

Рука ласкает
Шпаги разукрашенный эфес.
Никто не знает,
Где гоняет нас проклятый бес.
Корабль старый
Верен капитану, словно пес.
Да, мы корсары!
Наливай, чтоб весело жилось.

За пистолеты!
С Богом, помолясь - за тесаки!
Ты чуешь, где-то
Ждут нас золотые сундуки!
Небесной кары
Нам не избежать, но это блажь!
Идут корсары,
Идут корсары
На абордаж.

Стакан согреет,
Пьем еще не самый крайний раз.
Висеть на рее
Каждому назначено из нас.
Смеется в кружке
Роджера приятельский оскал.
Готовьте пушки!
Эй, кого еще Господь послал?

За пистолеты!
Жребий нам достался непростой.
Душа согрета
Чаяньем добычи золотой.
В каком кошмаре
Видится вам черный парус наш?
Идут корсары,
Идут корсары
На абордаж.

И пусть на суше
Ждет петля, что даже не смешно,
А наши души
Дьяволу запроданы давно,
Плевать на это!
Ветер наполняет паруса!
За пистолеты!
К дьяволу, на кой нам небеса?!

За пистолеты!
Мир запомнит наши имена.
Конец куплета
Вдаль уносит пенная волна.
Прибавим жару,
Пусть повеселится экипаж!
Идут корсары,
Идут корсары
На абордаж!!!

Октябрь 99

ОН И ОНА

Он хотел быть героем далекой страны,
А она - лишь поведать ему свои сны.
Ее кудри как полночь густы и темны,
Ее губы созревшего меда полны.

Он, конечно, вернется
Из дальней дороги,
Отмеряны сроки,
Отсчитаны дни.
Оттого и смеется
Она, ожидая,
И вновь зажигает
Под вечер огни.
Он все дальше и дальше,
На грани виденья,
От сна к пробужденью,
От ночи ко дню.
Он вернется не раньше
Последнего срока.
Стирает дорога
Подковы коню.

Он сейчас далеко,
Светлый всадник, покинувший деву когда-то,
За великой рекой,
За туманом седым, за пожаром заката.

Его путь средь косматых фиордов и скал,
Это берег, который он долго искал.
Его руки сжимают холодный металл,
Волны бьются у ног, час героя настал!

В ее доме беспечно
Распахнуты двери,
Затем, что не верить
Не может она.
Он вернется, конечно!
А как же иначе?
Затем и не плачет
Она у окна.
Он все дальше и дальше,
На грани виденья,
От сна к пробужденью,
От ночи ко дню.
Он вернется не раньше
Последнего срока.
Стирает дорога
Подковы коню.

Каждый вечер она
По тропинке заросшей идет его встретить.
За весною весна,
Только эхо шагов ей не сможет ответить.

Ее кудри осыплет метель седины
В ожиданье героя далекой страны.
Синева ее глаз - отголосок весны,
Свет осенней надежды хранят ее сны.

Она верила твердо
И лет не считала,
Она ожидала
И ночью и днем.
Он объехал фиорды
От края до края,
Вот все, что я знаю
О ней и о нем.
Он все дальше и дальше,
На грани виденья,
От сна к пробужденью,
От ночи ко дню.
Он вернется не раньше
Последнего срока.
Стирает дорога
Подковы коню.

И трепещет свеча
На осеннем ветру в фиолетовый вечер.
Он сказал ей: "Прощай!"
А она отвечала: "Конечно! До встречи!"

0


Вы здесь » Золотые 90-е » Поэзия » Лина Воробьева СТИХИ И ПЕСНИ 1996-1999гг.