Золотые 90-е

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Золотые 90-е » Звезды 90-х » Группа " Тотал"


Группа " Тотал"

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[size=16]Группа Тotal появилась в 1999 году благодаря продюсеру и композитору Максу Фадееву. В 2000 году Тotal уже был хедлайнером акции журнала «Cosmopolitan». Дебют группы происходил в Манеже (на одном концерте вместе с Чичериной, «Hi-Fi», «ВВ», и «А-мегой») и состоял из пяти композиций: «Ну, здравствуй», «Камасутра», «Тоска», «Не гони» и «Дискотека». Первый сольный концерт Total состоялся в московском клубе «16 тонн», после него была проведена пресс-конференция и презентация клипа на песню «Камасутра». В сентябре 2001 года вышел дебютный альбом группы «Тotal: 1», все композиции в котором были написаны Фадеевым. Наиболее известные хиты коллектива — «Бьёт по глазам», «Уходим на закат», «Сердце в руке», «Не гони», «Неважно» — входили в ротацию многих радиостанций и сделали группе имя. На пике своей популярности «Тotal» участвовал в таких известных фестивалях как «Максидром», «Нашествие», «Мегахаус», «Popkomm»[1].

После провала первого альбома Фадеев перестал уделять музыкантам должное внимание, в конце 2002 года группу покинула ди-джей Анна Корнилова. В 2003 году творческая активность группы снизилась, лишь в конце 2004 года они робко заявили о своём существовании клипом на песню «Шива».

6 декабря 2006 года группа выпустила второй альбом под названием «Total: 2 (Мой мир)», но он и вовсе остался незамеченным
Состав группы : Вокал — Марина Черкунова
Гитара — Геннадий Гаев
Бас-гитара — Анатолий Караваев
Ударные — Евгений Никулин
Ди-джей — Анна Корнилова

Дискография : Альбомы
2001 TOTAL: 1
2002 TOTAL: 1+ (переиздание)
2006 TOTAL: 2 [Мой мир]
2007 TOTAL: 2+ [live]
2010 Море (сингл)

Клипы
Бьёт по глазам[2]
Бьёт по глазам (remix)
Камасутра
Камасутра (english version)
Не гони
Ну, здравствуй
Уходим на закат
Шива
Я смотрела вперёд[/size]

0

2

Начало. Пророкам в нашем отечестве всегда не легко. История создания Total напоминает арабскую сказку, рассказанную в Европе, где есть ароматы дивных благовоний и экзотическая сексуальность, зажигательная музыка Востока и саксонский сплин, преодоление трудностей и опасностей, движение по восходящей спирали и внезапные повороты судьбы, ряд загадочных и почти фантастических совпадений. Итак: Новый проект Максима Фадеева Total появился в 1998 году.

Путешествуя по Ближнему Востоку, Фадеев в одном из клубов Дубаи встретил светловолосую девушку с серыми глазами, поразившую его своей экспрессивной манерой пения. "На сцене она переставала быть собой, - вспоминает Максим. - Я не знаю, кем она была в тот момент. Она словно улетала в другой мир. И это завораживало". Певицу звали Марина Чиркунова. В Объединенные Арабские Эмираты она попала по контракту, который с ней заключил местный клуб. До этого она жила в Кургане - в том самом городе, где некогда родился Фадеев. Как и Фадеев, Марина когда-то училась в курганском музучилище. Как и Фадеев, закончила его по специальности "руководитель хора".

После училища пела в хоре (второй альт) и работала с начинающими рок-группами как концертмейстер. Параллельно преподавала музыку в общеобразовательной и сольфеджио в музыкальной школе. Но вскоре это "мирное музпросвещение" ей надоело. "В Кургане мне не хватало адреналина, - вспоминает Чиркунова о периоде, когда ее "потянуло на острые ощущения". - Я не умею сидеть на одном месте, мне хотелось движения: Восток был для меня закрытой и малоизвестной территорией. Это было жутко любопытно. И интересно было попробовать себя". Новая встреча продюсера и певицы произошла в Москве примерно через месяц. Двое суток они проговорили о музыке, обсуждая стилистику будущего проекта. В качестве основополагающих ориентиров был выбран творческий коридор между Portishead и Garbage.
Курганская диаспора. Часть музыкального материала у Фадеева уже была готова, на примете имелись сильные музыканты - в частности, гитарист Гена Гаев, тоже родом из Кургана. Гена начал играть на гитаре в 12 лет и первым оказавшим на него влияние коллективом стала Nirvana. Но увлечение тяжелой музыкой очень быстро переросло в интерес к красивой трип-хоповой форме и увлечению творчеством таких музыкантов как Portishead, Massive Attack, Tricky. "Несколько лет назад трип-хоп запал мне в душу и до сих пор сидит там, - считает Гена Гаев. - Это божественно. Вокал один чего стоит! И все эти ди-джейские фишки...

Гитары, как таковой, там очень мало - и как раз это радует. Потому что все гитаристы обычно стараются показать, как много всего они умеют. А на самом деле, нужно просто уметь играть. Не много, но "в кассу". Трип-хоп мне нравится еще потому, что мне вообще нравятся умеренные темпы." Cо временем роль Гаева в проекте переоценить будет сложно - не пройдет и года, как он станет одним из двух основных полюсов инструментального напряжения Тотаl. Пока же на немецкой студии Фадеева три курганских пилигрима плюс несколько приглашенных музыкантов засели за запись первой пластинки. Cтилистический вектор первых композиций Total тяготел к сыгранному "живьем" классическому трип-хопу в духе, скажем, Red Snapper. С написанием текстов - весьма депрессивных по настроению - группе помог Глеб Самойлов, с которым регулярно поддерживалась телефонная и астральная связь.

В свою очередь Максим являлся автором всех мелодий. "Естественно, мы не хотели быть похожими ни на кого, - вспоминает Марина. - Тогда перед нами стояла глобальная задача - не повторять стилистически предыдущие проекты Фадеева, а создать что-то свое, что-то новое". После того, как на пленке было зафиксировано восемь песен, музыканты ощутили дисбаланс между своим внутренним экстремальным драйвом и медитативным трип-хоповым настроением альбома. В своем мнении члены группы были единодушны - альбом не выпускать. Работу решили прекратить, а оригинал записи исчез. Наряду с пропавшей пленкой исчезла и часть музыкантов. Из первоначального состава вместе с Фадеевым остались только Марина и Гаев. С ними Фадеев решил стартовать "с нуля". "Мы просто начали ломать себя, ломать свои представления, ломать восприятие и подход", - вспоминает Марина. Фадеев готовил новые песни. Марина записывала вокальные черновики. Экстренным подбором новых музыкантов занялся Гаев. Итогом его поисков стала новая ритм-секция: Анатолий Караваев - бас-гитара, Женя Никулин - барабаны. Почти хип-хоповым скретчем звучание грандж-гитар разбавила ди-джей Аня Корнилова. С этого момента начинается второй этап истории группы Total.

Вторая попытка. Вторая версия дебютного альбома - с новыми песнями и новыми музыкантами - готовилась с конца 99 года в рамках географического треугольника Франкфурт - Прага - Москва. Финальную звуковую косметику группа осуществляла где-то на юго-западе столицы в студии Игоря Бабенко, а мастеринг происходил в Германии при помощи звукооператоров Rammstein. Во вторую версию альбома вошло десять композиций, из которых лишь одна ("С добрым утром") представляла собой римейк одноименного трека с исчезнувшего альбома. Все остальные песни были новыми. "Я хотел изменить свое структурное отношение к музыке, - вспоминает Фадеев. - Изменить стиль, звучание - чтобы не было воспоминаний о моих прежних работах". Что получилось в итоге? На смену трип-хоповой эстетике с электронными оркестровыми аранжировками и сэмплами пришел гитарный грандж - с виртуальным засосом в адрес Кортни Лав.

Результатом работы стала хитрая смесь немецкого порядка и русской души - с тенью Guano Apes в звучании и модернизированным гранджевым драйвом по типу HIM. Собственный, пока еще не очень привычный для России альтернативный стиль был зафиксирован на аудио- и кино-пленке (клип "Не гони"). Теперь весь этот джаз оставалось продемонстрировать на практике. Долго ждать не пришлось. Уже в конце 2000 года Тotal стал хэдлайнером акции журнала Cosmopolitan. Группа дебютировала в Манеже (вместе с "ВВ", "Чичериной", Hi-Fi и "А-мегой"), исполнив пять композиций: "Ну, здравствуй", "Камасутра", "Тоска", "Не гони" и "Дискотека". Пластика и энергия Марины Чиркуновой, демонстрировавшей на сцене прямо-таки акробатические трюки, чуть не воспламенили стены бывших царских конюшен. Бешеная энергетика и неподдельный гитарный драйв, создаваемый Гаевым и мощной ритм-секцией Караваев-Никулин, сметали всякие сомнения в том, что Total - это действительно новое слово в российской музыкальной культуре.

Психоделический треск винила в руках парящей над вертушкой Ани Корниловой усиливал сюрреалистичность акции, проходящей в 500 метрах от Кремля. Это выступление показало своеобразие и космополитичность Total: "русская группа с нерусским звучанием". Концертный саунд проекта отличался небывалой плотностью и оказался почти неотличим от студийного. Критики и эксперты никак не могли поверить, что отечественная рок-группа может создавать такую стену звука живьем. Первой в это поверила фирма Real Records, заключившая с опекающим группу продюсерским центром ELF контракт на выпуск дебютного альбома. Спустя месяц в модном столичном клубе "16 тонн" состоялся первый сольный концерт Total, а также пресс-конференция и презентация нового клипа "Камасутра". "В свой первый концерт Total рубились так, как будто это их пятидесятый сольник, - писал "Московский комсомолец". - Как будто за спиной два крупных тура - без тени мандража, без сучка, без задоринки". В "16 тоннах" Total превзошел себя. Рев гитар было слышно на улице, под грохот барабанов сотрясались стены пивного паба.

Марина, которую пресса нарекла "хищной девушкой, напоминающей чем-то раннюю Дебби Харри из Blondie", прыгала выше микрофонной стойки и доставала рукой до звезд - Земфиры, Петкуна, Преснякова и "Иванушек International", двигающихся в ритм музыки. В процессе пресс-конференции гостям столицы предложили посмотреть фрагмент интервью с немецкой супергруппой Guano Aрes, музыканты которой высказали свое мнение о творчестве Total. В частности, вокалистка Сандра сказала, что была приятно удивлена, узнав, что в России есть музыка, которая отвечает европейскому уровню, а также заявила, что ей очень понравилась вокалистка. "Если вас будут с кем-нибудь сравнивать, забейте на это, - посоветовала фронтвумэн Guano Apes. - Ведь вы действительно классные". Свой класс Total подтвердили весьма своеобразно - на концерте в Центральном Доме художника. После четвертой песни, когда Марина Чиркунова объявила хит "Камасутра", в колонках неожиданно вырубился звук. Администрация ЦДХ решила, что музыка Total звучит слишком громко - на втором этаже начали дрожать стекла и сыпаться штукатурка, а на первом со стен рухнула часть картин экспозиции "Пираты XXI века". В итоге напуганная несанкционированным погромом дирекция зала не дала группе доиграть, отключив микрофон солистки от пульта. Скандал! Скандал! "Вы что, всегда так громко играете?" - спрашивали у Гаева потрясенные увиденным телевизионщики. Прямо на глазах Total обрастал и своей собственной мифологией. В Москве слухи распространяются быстро. В тот же вечер группа, в биографии которой насчитывалось целых три выступления, получила приглашение сыграть в качестве special guest на концерте Мерилина Мэнсона в "Олимпийском". Выступление должно было состояться через два дня.

В объятиях дьявола. Музыканты знали, что их пригласили как "разогревающую группу", что автоматически означало массу проблем. Музыканты знали, что будет тяжело. Знали, что для 15 000 зрителей "Олимпийского" они будут выступать в роли темной лошадки. Готовились к любым сюрпризам. Но суровая действительность превзошла все ожидания. Для начала группу лишили возможности подготовиться к выступлению - музыкантам попросту не выделили время на саундчек. Дальше - больше. Пропуска на сцену выдали не всем участникам группы, в результате чего часть аппаратуры попала на сцену на хрупких девичьих плечах Марины и Ани. Кроме того, роуд-менеджер Мэнсона - двухметровый негр - только за пять минут до начала концерта разрешил Total снимать себя на бытовую видеокамеру. Но это были еще цветочки...

Во время выступления звук с пульта шел на сцену через пульт Мэнсона. Где его с азартом гасил заокеанский звукорежиссер. В итоге прославленный молвой саунд Total звучал на уровне условного ДК "Каучук", но никак не "Олимпийского". Звук в мониторах отсутствовал как класс. А световое оформление напоминало дискотеку в каком-нибудь мелком сельском клубе. Качественный свет и звук приберегли для Мэнсона, который в этот вечер звучал раза в два громче. Западная практика искусственного выделения хэдлайнера за счет special guest в ситуации "антихриста" подтвердилась на сто процентов. Тем не менее, несмотря на откровенный саботаж, в 15-тысячном зале нашлось немало людей, которые с удовольствием слушали Total. А песни "Поджигай", "Дискотека" и, особенно, "Камасутра", уже известная по теле- и радио-эфирам, вызвали оживление в партере. "Первый выход на большую площадку, - мы, конечно, волновались жутко, - вспоминают музыканты. - Мы чувствовали себя уродиками, потому что нам не дали настроиться. Мы не могли общаться, потому что с нами никто и не хотел общаться.

Кто-то что-то лопотал на ломаном английском, но технические термины - особое дело, и мы тыкались, как слепые котята. Тем не менее, мы отстояли, отбились. Факи, которые нам поначалу показывали, перешли в металлические козы, и какая-то часть людей во все это даже воткнулась". Исполнив несколько сверхжестких боевиков, Марина Чиркунова от лица группы поблагодарила "Олимпийский". Не без доли сарказма: "Спасибо моим дорогим соотечественникам". А журналистам музыканты поведали, что никогда больше с Мэнсоном выступать не будут. "Еще до концерта нам сказали: "Ребята, держитесь, будет плохо", - вспоминает Марина. - И мы держались. Хотя от напряжения можно было заработать разрыв сердца. Когда отыграли, стресс начал отходить. Мы смотрели свое выступление, и нам понравилось. Потому что все было достойно. Мы отстояли, мы не испугались". Несмотря на определенный негатив, это был опыт - бесценный опыт выступления на одной сцене вместе с западными монстрами. Опыт, который пригодился Total спустя всего несколько месяцев.

Третье пришествие. "В феврале у группы выйдет дебютный альбом, а радиостанции будут просто драться за наши песни, - сказал Фадеев в начале 2001 г. в одном из интервью. - Это довольно благородное занятие - поднять наш уровень восприятия до европейского". Это был тот редкий случай, когда интуиция подвела Максима. Уровень российских слушателей, с молоком матери впитавших более эстрадную музыку, за несколько месяцев на европейский уровень так и не вышел. Радиостанции за песни не дрались. В эфире вяло крутилась стопроцентно хитовая "Камасутра", изредка мелькала "Не гони": Та же картина происходила и на телевидении. Директора радиостанций поставили на Total клеймо неоправданно тяжелой и, к тому же, неформатной группы.

Готовый к выходу альбом "Total I" в феврале так и не увидел свет. Фадеев, убедившись на собственном опыте, что тяжелая рок-музыка в России востребована исключительно на уровне группы "Ария", был близок к тому, чтобы уничтожить исходники уже записанного альбома во второй раз. Во всяком случае, получив известие о том, что "Радио Maксимум" отказалось ставить "Камасутру" в эфир, свой роскошный телефон он все-таки уничтожил. Ситуация в итоге получалась революционная. Группа была однозначно востребована "живьем" и уже получила приглашения на все крупнейшие рок-фестивали. При этом ее популярность носила исключительно культовый и чуть ли не андеграундный характер. "Никто не врубится сразу во что-то тяжелое, - говорила Марина в одном из интервью того времени. - Народ, в общем, воспитан на только одной всем известной музыке. И нам приходится эти вкусы ломать. Но мы будем биться. Так же, как и на Мерилине Мэнсоне". Для настоящего прорыва музыкантам нужен был хит.

И вскоре такой хит появился. Новый боевик "Бьет по глазам" (второе название - "Адреналин"), написанный за несколько весенних дней, кардинальным образом изменил статус группы. К примеру, на "Радио Maксимум" новый хит Total побил все рекорды, уже на вторую неделю ротации оказавшись на втором месте. Спустя еще семь дней композиция "Бьет по глазам" возглавила "Хит-парад двух столиц". В конце весны "Бьет по глазам" вышла на ведущие позиции всех основных хит-парадов, сделав группу массово узнаваемой. "Фактически эта композиция была рождена специально для радиостанций, - считают музыканты. - Когда группа стала слегка затормаживать в своем продвижении, "Бьет по глазам" пробила все двери и замки". Вдохновленный успехом, Фадеев выпускает еще один бронебойный хит "Уходим на закат" (который впоследствии повторил успех "Бьет по глазам"), а также кардинально меняет аранжировку и драматургию альбома. Ряд авторитетных газет и журналов восторженно анонсировали его появление зимой, но мудрый Фадеев решил подождать до осени.

Теперь вместо двух старых композиций он усиливает альбом обоими хитами: "Бьет по глазам" и "Уходим на закат". Страдает концептуальность, но возрастает коммерческий потенциал. Итак, дебютный альбом готовится к выходу уже в третий раз. "Поспешишь - людей насмешишь". Фадеев решил людей не смешить. Он решил удивлять. Что касается непосредственно группы, у нее появились два облика: облегченный радио-форматный ("Бьет по глазам", "Уходим на закат", "Камасутра") и утяжеленный концертный, где на первый план несколько неожиданно вышли такие рок-боевики, как "Поджигай" ("Тоска)", "Дискотека" и измененная до неузнаваемости композиция "Небо" из уничтоженного трип-хопового альбома. Все это выглядело весьма убедительно. :Одной из главных акций весны 2001 года стало для Total участие в фестивале "Максидром". Многие музыкальные критики даже поспешили назвать выступление проекта Максима Фадеева одним из лучших на фестивале. И не без оснований. "Для нас "Максидром" был очень ответственным мероприятием, - вспоминает Марина. - Было очень много эмоций. Нам понравилась организация этого действа - все было четко, удобно и уютно.

И самое главное - публика. Ее было много, и она была кайфовая. Пели наш "Адреналин", хотя он совсем еще недолго раскручивался - пели вместе с нами. Мы были в восторге, когда нас, как тюремщиков, вели на пресс-конференцию по этим коридорам: На пресс-конференции мы взахлеб рассказывали, что с нами происходило - как мы испугались этого фейерверка, который на "Адреналине" вдруг взорвался прямо перед нами. И все музыканты подпрыгнули, но не забыли ни слов, ни нот". После концерта к Марине, которая из симпатичной блондинки уже превратилась в темноволосую девушку-вамп, подбежали фанаты: "Почему вы спели всего две песни?! Вы же обещали шесть!" Оказывается в одном из интервью, которые Total давали накануне, они сказали, что обязательно споют не меньше шести песен. Но правило "Максидрома", гласящее, что новичок поет две композиции, не позволило группе выполнить обещание. Гораздо больше повезло Total на празднике "МК" где они выступали на площадке "Мегахаус Party". Там они исполнили обещанные ранее шесть песен, и зрители приняли их на ура. А на исполнении финальной "Бьет по глазам" народ завелся и дружно подпевал Марине. Традиция неудачных концертов была решительно и бесповоротно сломана. 5 августа Total выступил на крупнейшем отечественном фестивале "Нашествие 2001" в подмосковном городе Раменское. Из всех дебютантов козыревской акции наши герои, которых возглавляла Чиркунова (в новом имидже с выбритым на затылке штрих-кодом) были приняты теплее всех. Активная ротация и мощный звук сделали свое дело. Громче в Раменском была только "Ария". Актуальнее же не звучал никто. Выступление группы сопровождалось совершенно отрывными танцами, искусство которых, помимо Марины, демонстрировали брейкеры в спортивных костюмах и черных шапочках. Реакция аудитории была правильная и радостная. Люди знали и "Бьет по глазам", и "Камасутру" и пели их. Лес рук стоял над залитым солнцем ипподромом.

Ожившая сказка. А уже в середине августа Total ждал город Кельн, где проходил фестиваль "Popkomm". Там группа играла в одной обойме с такими звездами мировой экстремальной рок-сцены, как Red Aim, Crosscut, In Extremo. На остальных тридцати площадках фестиваля были замечены Игги Поп, Трики, Manic Street Preachers, Foo Fighters, Orbital, Stone Temple Pilots, Red Snapper и Younderboy. Total выступал в крупном культовом клубе Live Music Hall, где играл импортный, утяжеленный, вариант программы. Никаких "Адреналинов", но с новым вариантом трип-хоповой песни "Небо" и, как всегда, заводной "Камасутрой". Во время исполнения "Неба" Марина не выдержала и: заплакала. "Для меня слова - это вторично, - рассказывает Чиркунова. - У меня перед глазами стояла картинка "Неба", т.е. там нет никаких сюжетов. То, что делает с организмом музыка в этой песне, это гениально. Ребята играли потрясающе и у меня не хватало словарного запаса, чтобы выразить то, что я чувствую. Я так окунулась в то, что происходило, что я зарыдала, просто отвернулась от сцены, у меня плечи содрогались. Слезы текут, я их утираю и пою дальше". Спетая в заключение по-английски "С добрым утром" имела ожидаемые последствия.

Ошалевшая публика прорвала заграждение и прямо-таки требовала автографов у русской "суперфрау". Представитель восточного отделения фирмы Sony говорил восторженные комплименты усталому Гаеву, чье восточное гитарное соло в "Камасутре" произвело сенсацию в глазах видавших виды европейских журналистов и музыкантов. "Мы играли вместе со знаменитой немецкой группой In Extremo, на счету которой восемь альбомов и популярность уровня Rammstein, - говорит Марина. - Но после Мерилина Мэнсона мы чувствовали себя с немцами на равных. Мы были одними из них. Это было удивительно. Это была победа. Маленькая, но победа". Немецкий тур группы завершился тем, что легендарный лейбл "Indigo", на котором, к примеру, выпускались ранние альбомы Пи Джей Харви, предложил Total контракт. В сентябре в России у группы наконец-то выходит альбом. В ближайшее время планируется совместное выступление с Muse и участие в крупнейшем международном фестивале "Prosto Rock" в Киеве.

МУЗЫКАНТЫ ГРУППЫ TOTAL Напомним, что состав группы набрал гитарист Гена Гаев. В одном из московских клубов он познакомился с басистом Анатолием Караваевым и барабанщиком Женей Никулиным, которые раньше учились в Институте электроники и математики, а потом составили очень органичную и сыгранную ритм-секцию. К моменту знакомства с Гаевым они уже лет пять играли в различных клубных командах. Позже всех в группе появилась Аня Корнилова - диск-жокей из Волгограда. Каждый участник проекта являет собой самостоятельную творческую единицу. Каждый из них - индивидуальность. А в целом они составляют неповторимый синтез, образуют совершенно новое креативное единство по имени Total.
Гена Гаев - гитара. "В Кургане я много слышал о Максе Фадееве, потому что он человек известный. Курган город маленький и понаслышке я знал всю родню Макса. Когда я приехал в Москву, мы совершенно случайно нашли друг друга". "Я вкладываю в музыку Total все, что могу. Музыка Total мне нравится, она вставляет меня. Можно сравнивать нас с кем угодно, но ни одно сравнение не будет адекватным. Total - это просто качественная хорошая музыка с большими эмоциями".
Анатолий Караваев - бас-гитара. "Мой стиль игры достаточно агрессивен и не всегда вписывался в предыдущие проекты. Когда мне предложили подъехать и послушать музыку нового проекта Макса Фадеева, я удивился. Меня предупредили, что это не похоже на то, что Фадеев делал раньше (я был знаком с его творчеством и считал, что такой качественной музыки у нас в России не делает больше никто). То, что я услышал, понравилось мне очень. Если честно, я совсем не ожидал, что Макс занимается такой жесткой музыкой". "Фадеев никогда не давит. Макс управляет, показывает направление, в котором нужно работать. Как к музыканту у меня к нему стопроцентное доверие. Но он никогда не диктует свою линию". По гороскопу Анатолий Телец и считает себя образцовым представителем этого знака зодиака. Любимая песня из репертуара Total - "Дальтоник". "Total - это очень качественно сделанная музыка. Я думаю, мы станем лидерами в своем направлении".
Женя Никулин - ударные. "Окончил Институт электроники и математики. Мы все с высшим образованием, хотя и не с музыкальным". "Бросаю курить. Если будет время, займусь каким-нибудь экстремальным видом спорта. Раньше занимался прыжками в воду". "Любовь к музыке была у меня с детства. Я слушаю очень много разной музыки. Когда я начинал, увлекался гранджем - Stone Temple Pilots, Pearl Jam". "Я спокойный человек - вся агрессия у меня уходит в барабаны. Если мне что-то не нравится, я избиваю все барабаны и ломаю палки". "Я очень много читал, особенно когда учился в институте. Все, что не успел прочесть по школьной программе, прочел именно тогда. Помимо этого, прочел всего Ричарда Баха. Мне нравятся его философские идеи, например, идея полета, когда люди летают во сне и наяву". "Если бы я отказался от участия в проекте Total, я остался бы клубным музыкантом. Так что я сделал правильный выбор. Группа Total, я думаю, будет существовать еще очень долго, потому что у нас много идей. Да и Максим нам поможет. Задача у нас только одна - стать лучшими".
Аня Корнилова - вертушки Родилась в Волгограде, в детстве уехала с родителями на Украину, где жила до 18 лет. В пятнадцатилетнем возрасте стала мастером спорта по самбо, позже - мастером спорта по вольной борьбе и по дзюдо. По образованию - юрист. На первом курсе познакомилась с ди-джеем, купила вертушки, и стала сводить пластинки с хаус-музыкой. "Это было лет пять назад. Потом я играла техно (у меня большая коллекция пластинок), а в последнее время я играю драм-н-бэйс. Еще мне очень нравится рэп. И Limp Bizkit тоже. А на автоответчике у меня фоном играет Дэцл. Но, если серьезно, русский рэп я не очень воспринимаю". "Я приехала в Москву. Через три дня один знакомый сказал мне, что группе Total нужен диск-жокей. Я пришла и стала ди-джеем Total. Мне очень повезло: У меня всегда была мечта работать в составе группы - как работают ди-джеи в том же Limp Bizkit или в House of Pain. Total это не хип-хоп, поэтому скретч здесь специальный. Но я считаю, что мы не мешаем друг другу, и диск-жокей находится в гармонии со всеми остальными музыкальными инструментами. Пластинка используется как музыкальный инструмент, и, надеюсь, это очень хорошо слушается. Я сама придумываю все свои партии, хотя, конечно, советуюсь с ребятами".
Марина Чиркунова - вокал. "Передо мной стоял выбор: либо музыка, либо спорт. Я хотела поступить в физкультурный институт. Любила баскетбол, хотя у меня не очень высокий рост. Занималась стрельбой и парашютным спортом. Но в итоге все-таки выбрала музыку". "Музыка требует много отдачи, много эмоций, а сейчас я полностью отдаю себя музыке. Поэтому когда появляется свободная минута, просто хочется посидеть в тишине: Я очень люблю философские книги. Мне более чем интересна психология людей. Как ведёт себя человек в той или иной ситуации. Мне очень интересно восприятие людей, эмоции, мировоззрение. Очень люблю Гессе - мне нравиться его перечитывать". "У Макса свой стиль работы. Он не диктует. Он как бы придумывает макет. Сначала сочиняется музыка, делаются аранжировки, а потом уже слова. Все идет от эмоций. У каждого же человека в жизни происходит что-то: сегодня плохо - завтра хорошо. Тем не менее, всё это эмоции, своего рода энергетика. На этом замешано всё". "У Макса музыка красивейшая и было крайне тяжело писать тексты, адекватные ей. Эта музыка рождает множество эмоций и ассоциаций, поэтому выразить это словами, подобрать нужные слова было тяжело". "Я думаю, что такой музыки у нас ещё не было. Не хватало как раз этого адреналина, этого драйва. И всё это есть в альбоме. Это действительно новая музыка. Новая стилистика. Для Макса это были совершенно новые ощущения. Он мелодист. К тому же, он всегда работал на компьютерах. А тут - живая музыка, живое звучание. Живая настоящая энергетика, гитарная. Он никогда раньше этого не делал. Каждый шаг, каждое слово, каждая нота - они рождались. Это выношенное, готовое дитя, которое мы любим и обожаем. Сейчас мы работаем над концертной программой. Ведь это концертная музыка. Она живая".
Марина чиркунова о песнях из дебютного альбома TOTAL: 1
"Ну, здравствуй". "Там низковатый вокал, по манере. И когда мы записали её первый раз, Фадеев это слушал, слушал: а наутро приходит, и говорит: "Может быть, для тебя это будет комплиментом, но знаешь: Алла Борисовна Пугачёва". С манерой вокала у нас там были навороты. Я с чувством, всей душой пропела. Макс там читал рэп. Это было фантастикой. Он сидел на стуле, тряс головой - Пафф Дэдди курит. Фадеев же не рэппер, а это достаточно сложно. Там такие фразы большие - дыхание нужно. Как у Кабалье грудь должна быть. Я думаю, у него здорово получилось, по крайней мере, та бешеная энергетика, передалась".
"Бьет по глазам". "Песню начинали писать здесь, а дописывали в Праге. Для нас это был очередной шаг. Мы никогда не могли предположить, что мы будем играть музыку такого вида. Эта песня не очень вяжется с образом группы. Но мне нравится она безумно. Она такая лиричная, романтичная. Для нашего совкового слушателя, на концертах она звучат жестко. Как надо. Это не Total, это Макс больше. Это Макс Фадеев со своей душой, со всем своим умением восхищать, поражать и неисчерпаемостью его натуры. Слушаешь песню, не только мурашки, а пупыри целые по телу бегают. Кожа дыбом встает просто. От восторга, описать невозможно это. Текст песни написал поэт Эрик Чентурия - кроме припева, который фактически с ходу придумал Максим. В общем, с миру по нитке. Макс придумал фразу: "Бьет по глазам". Я сказала: "Адреналин". Фадеев сказал: "Переживем? Ну и черт с ним". Так и писали".
"Тоска (Поджигай)". "В этой песне очень долго вымучивались тексты. Трудно рождалась тема. Пелась она легко. "Поджигай" - это моя любимая песня. Она близка мне по энергетике, и драйв мне нравится".
"Камасутра". "Это да! Все эти индийские навороты. Какие-то моменты были даже взяты из индийских кинофильмов. Эти "И-и-и-и-и". Максим с Артёмом очень любят эти фильмы. Под них можно отдохнуть, посмеяться и не напрягать никак свою голову. Но я не могу их смотреть. У меня текут слёзы. Это настолько наивно и так трогательно. :Песня о любви, о человеческих чувствах и взаимоотношениях: Текст очень откровенный, честный. Мы писали его вместе с Максом: он сел напротив меня, и сказал: "Расскажи мне как женщина, что ты об этом думаешь? Как это может быть? Как можно выразить эти эмоции женской физиологии? Что ты чувствуешь?" Мы с ним сидели, я говорила какие-то вещи, и он брал их за основу. В итоге весь текст Макс придумал сам".
"Уходим на закат". "Хорошая песня, на которую снят хороший клип. Болячки после него еще не зажили. Действие происходит в грязи, много не буду рассказывать. Будет много грязи, болячек моих никто не увидит, но они у меня есть, до сих пор не зажили. Меня там посадили в стеклянный куб. такой из органического стекла, потом налили много грязи, было скользко, и я часто падала и ударялась. Ребята летали на канатах. В итоге, меня вывели на улицу, где я тоже падала, и засыпала. И в конце клипа - сотрясение мозга. И раны. Задумка очень хорошая, мы читали сценарий, который придумал Максим Фадеев, мы без него никуда. До него множество людей пыталось что-то сделать, в итоге, Макс сказал: Все ребята, дайте мне. :Не знаю, что получится, но то, что я слышала, в этом очень много гениальных идей, которых лично еще нигде не видела. Идея такая, что за стеной грязи - свет. Человек из света попал в грязь, и он одурел от этого. Он пугается, удивляется. Много будет существ таких непонятных. Клип снимала уфимская студия "Муха".
"Дальтоник". "Это для меня шедевр. Я чувствую себя дальтоником в этой песне. Я чувствую себя маленьким дальтоником, который кричит изо всех сил правду о себе. И каждое слово, которое выпето - это правда. Настолько, что вы сами, когда слушаете, понимаете, что так соврать нельзя. Это, конечно, большая, энергетика. Каждая песня - это отдельный образ. Я в них - разный человек. В "Дальтонике" я - дальтоник, в "С добрым утром" - женщина с прошлым:"
"С добрым утром". "Я должна была подать эту песню так, чтобы мне поверили, что в моей жизни всё это уже было. Это песня о прожитом. Т.е. я просыпаюсь утром с человеком, который мне не знаком. Это, конечно, интимная тема: Я говорю ему "С добрым утром". Она достаточно тяжёлая, по эмоциональным ощущениям. Потому что здесь какие-то грузы, которые мы тянем на себе, за своими плечами".
"Ты не говори о ней". "Ты не говори о ней при мне - я устала очень". Очень интересная с позиции человеческих отношений песня. Всё о любви, о жизни, о чувствах и эмоциях. Я думаю, это песня адресована каждому персонально. И каждый по-своему её поймёт. Это моё. Это, действительно, моя правда".
"Не гони". "Это максовская любимая песня. "Не гони" была первой. Она первой и писалась - ещё в Германии. И когда мы её записали, то тут же включили друзьям по телефону. Всё были неожиданно удивлены результатом. Получилась мощная, сумасшедшей энергетики песня. Я не скажу, чтоб она работалась тяжело, но песня очень сложная. Аранжировку делали очень трудно и долго. На альбоме Макс записывал все инструменты сам (группы тогда еще не было). Потом уже Артём Фадеев все это правил и дорабатывал на компьютере. До этого Макс 15 лет не играл на гитаре, так что во время записи все пальцы в кровь стирал. А вокал записали достаточно быстро, хотя тут тоже возникали определенные сложности".
"Дискотека". "Лёгкая, классная, драйвовая, молодёжная песня, которая поётся легко, да и делалась она легко. Даже концертный вариант. Слова написал Макс - достаточно энергичный драйв, отсюда и слова родились дискотечные. Мне лично хочется колбаситься под эту музыку". Бонус-треки:
"Воздух". Первоначальный вариант входил в основную часть альбома.
"Я не дышу". (Trip Hop Version). "Песня очень глубокая. Мы её спели буквально с первого дубля. Я её услышала с первого раза. Это шикарная песня. Нельзя было расстаться с ней. Слова писал Глеб Самойлов из "Агаты Кристи". Нельзя определить, о чём она. Там нет абсолютно никакой конкретики: "Я иду по Луне, никуда уже не спешу/ Я, наверное, во сне, потому что я не дышу". Это вещь еще из того трип-хопового альбома, который мы сделали, когда только познакомились с Максом. Глеб писал многие тексты к этому альбому. И это было тем, что утяжеляло. Потому, что трип, он же не тяжёлый, а у Глеба жёсткие достаточно тексты. Очень депрессивные. Деспрессивно-меланхоличные. Я просто обожаю эту песню. Может быть, что-то с того альбома мы и будем еще делать".
"Алая-Талая". (Trip Hop Version). "Эта песня вошла в саундтрек к фильму "Триумф". Достаточно мрачноватые краски в ней, ярко я ее не вижу. Тяжеловатая вещь, такая коричневая. Текст гениальный. Над ним нужно думать - просто так не послушаешь. Нужно послушать, врубиться и каждый поймет его по-своему."
"С добрым утром" (Trip Hop Version). "Это трип-хоповый вариант песни. В основной части альбома она идет в гитарной аранжировке, а бонус-трек - это ее оригинальный вариант".

TOTAL Кое-что о TOTAL, или Инструкция по прыжкам с моста Макс Фадеев в представлениях не нуждается. Он известен как талантливый композитор, опытный аранжировщик и продюсер универсального плана, делающий качественный музыкальный продукт независимо от стиля и направления. Широкой аудитории Макс знаком прежде всего по работе с Линдой, леди русского трип-хопа. Вернее даже, как автор проекта под названием «Линда». Сейчас творческие пути певицы и продюсера разошлись, что сам Фадеев объясняет «неразрешимыми идеологическими противоречиями». Однако Макс, живущий ныне в Германии, полон новых планов и замыслов. Помимо музыки к нескольким российским и зарубежным фильмам, написанной за последний год, Фадеев занимается эмбиентно-нью-эйджевым проектом Oil Plant, достойно конкурирующим на западном рынке с небезызвестной «Энигмой».

Достаточно сказать, что именно музыка Oil Plant будет сопровождать мировую телетрансляцию затопления космической станции «Мир». А не так давно мы познакомились с еще одним «детищем» Макса – группой Total, исполняющей русскоязычную альтернативную музыку, стиль которой критики определяют как «синтез Garbage и Guano Apes». Команда уже отыграла свои дебютные концерты, вызвав шквал восторга у молодой публики, уставшей от легковесно-безвкусного, в большинстве своем, «рокапопса». Как говорит сам Фадеев, «Total сделан мной, а значит, он сделан качественно». И в том, что Total – действительно очень стильная, качественная и, более того, новаторская для нашего шоу-бизнеса группа, сомневаться не приходится. Об этом наш разговор с Максом Фадеевым и солисткой Total Мариной.CAV: Максим, вы сейчас занимаетесь совершенно разными проектами. Total – альтернативная музыка, Oil Plant – нью-эйдж. Как вам удается совмещать столь неблизкие направления?-Макс: Для меня в музыке нет граней. Классика это, рок или нью-эйдж – для меня не имеет значения. Я просто люблю музыку, я ее фанат. Я, конечно, не могу сказать, как Бетховен: «Я и есть музыка». Но я делаю все очень естественно, не тужась и не напрягаясь. Меняются только средства выразительности. CAV: А нет ли в этом какого-то момента игры? Вам интересно попробовать себя и здесь, и здесь…

-Макс: Вы хотите спросить, не удовлетворяю ли я таким образом свои амбиции? Естественно, я амбициозный человек. Но это не на грани паранойи, а всего лишь на грани интереса. Конечно, мои личные пристрастия со временем меняются, и они, вероятно, отражают то, как меняюсь я сам. Например, недавно я открыл для себя проект Nine Inch Nails, который, конечно, существует уже давно. Для меня это был шок. Я понял, что я многого не умею, и у меня появилось острое стремление добавить что-то к своим профессиональным качествам. CAV: Вы живете в Германии около трех лет. Ваш взгляд со стороны на российский музыкальный рынок?

-Макс: Мне сложно комментировать ситуацию, потому что я не знаю современной российской музыки. Скорее даже, я просто не могу выделить в массе нынешних исполнителей какие-то индивидуальности. Они могут собраться все вместе и дать одно интервью. Или спеть одну большую долгую песню. Мне кажется, что музыкальная культура должна быть именно культурой. Мы можем сколько угодно ругать так называемое «советское время», но тогда на эстраде был профессионализм. И сейчас, конечно, есть профессионалы, самодостаточные и яркие личности – например, Земфира. Но есть еще сотни земфиризированных девочек, которые при всей своей убогости тоже весьма популярны.CAV: А альтернативная музыка – почему ее нет в хит-парадах, на радио и ТВ? Почему ее не замечают?

-Макс: Вот я и пытаюсь сделать так, чтобы ее заметили. Стараюсь сделать культовый проект, который занял бы эту нишу, пока что еще не заполненную, открытую. Хочу вывести гранджевую музыку на уровень популярности, но чтобы при этом она оставалась честной. CAV: А вам не обидно, что в этом проекте вы остаетесь как бы «за кадром»?

-Макс: Да это супер. Я не люблю выпячивать себя. Самая главная задача, которую я хотел бы решить – это остаться за кадром. По этой причине я буду как можно реже посещать концерты Total – не хочу, чтобы меня там встречали знакомые и говорили: «А, Макс, это твой новый проект!». Лучше потом посмотрю видео. Я их сейчас выпускаю на российский рынок, а сам уезжаю в Германию. Группой займется наш генеральный продюсер.CAV: Вам приходится «пробивать» свой проект?

-Макс: У меня идет война с эфиром. Даже при моем статусе. Тяжело «пробивать» не аудиторию, а людей, которые сидят «наверху» и думают, что они могут диктовать условия рынка. Они почему-то считают, что знают, что нужно молодежи. Опрашивают 15% населения и составляют на этом основании свои рейтинги. А я считаю, что для любой музыки есть слушатель. Но для этого музыка всего лишь на всего должна быть сделана качественно. Хотя в последнее время уже наметился явный перелом в отношении «верхов» к музыке, которую делает Total. Послушав их, люди круто меняют мнение и говорят мне: «Макс, это победа».CAV: Лично мне кажется, что в звучании Total все-таки не хватает настоящей тяжести.Макс: А другие считают, что ее там слишком много. Это значит, что соблюден правильный баланс. Я сам очень люблю тяжелую музыку, но мне хотелось найти какую-то золотую середину. Чтобы в Total и любитель поп-музыки, и поклонник «тяжеляка» нашел то, что ему близко. Такой кайфовый депрессняк.CAV: Но альтернативная музыка, являясь продолжением панка, несет некую ноту протеста…

-Макс: Да ну, детский сад. Мы же не в 85 году живем. Против чего сейчас протестовать? Свобода действий, твори, что хочешь. CAV: Но насколько эту свободу, если не употреблять слово «протест», можно смоделировать?

-Макс: Смоделировать можно даже самолет. Человек в определенном смысле тоже модель. Совершенная модель, как и музыка. Нот всего семь, и вся музыка – их комбинации. Если ты делаешь музыку честно, от сердца, получается заметный продукт. Но честность не отрицает просчитанности, математической выверенности. И в этом сила.CAV: Ну а в Total – какова в этом проекте доля продюсерского расчета и какова доля творческой свободы самих музыкантов?

-Макс: Если говорить об альбоме, то тут, конечно, были сложности. Проблема заключалась в том, что невозможно было вызвать всех музыкантов в Германию для записи. И пришлось мне партии всех инструментов записывать самому. Естественно, не брав 15 лет в руки гитару, я не мог самовыражаться полностью, как хотел. Здесь мне помог мой брат, который немного подправил гитарные партии на компьютере. А потом я собрал состав, и музыка зажила своей жизнью. То, что ребята делают на сцене – это настоящая свобода. От них идет потрясающая энергия.CAV: А можно поподробнее о музыкантах?

-Макс: Ребята, которых я здесь нашел – настоящие «фирмачи». Я считаю, что они «убирают» всех. Это выдающийся гитарист Геннадий Гаев, великолепный барабанщик Женя Никулин, прекрасный бас-гитарист Анатолий Караваев и замечательный ди-джей Аня. Она не так давно приехала из Волгограда и я сразу взял ее в группу. Ну и, конечно, наша фронт-вумен

– Марина Чиркунова. CAV: Вы поставили перед собой задачу найти для Total именно женский вокал?-Макс: Дело в том, что меня в первый же момент настолько поразила «живая» работа Марины, что я уже не искал никого другого. Ее надо видеть на сцене. Это Курт Кобейн, причем не в юбке. CAV: Красивая история о встрече с Мариной в Арабских Эмиратах – это правда?-Макс: Да, правда. Я понимаю, что это очень похоже на сказку, особенно учитывая, что мы с Мариной земляки (оба из Кургана) и учились в одном музыкальном училище, хотя и в разные годы. Но если бы это была красивая история для журналистов, я придумал бы что-нибудь более гибкое и логичное. Например, что я увидел Марину в одном из клубов Саратова и что я знал ее еще по учебе в училище.

Но я не знал ее по училищу, потому что закончил его до того, как она туда поступила. Я действительно встретил Марину в Дубаи, где она работала по контракту. Ее экспрессивная манера просто шокировала меня. Я написал ей на салфетке свой телефон и попросил позвонить.CAV: Марина, а что для вас значила ваша встреча с Максимом?Марина: Конечно, очень многое. Все в моей жизни перевернулось. Поменялся и быт, и место жительства. Но я очень легкий на подъем человек, много ездила, много повидала. Всегда что-то искала. С творчеством Макса я знакома давно, всегда была его фанаткой. Для меня это действительно оказалось сказкой. CAV: Вы сразу решились?Марина: Да, я не раздумывала. Пришлось выдержать какое-то время, привести в порядок мысли, оформить документы. В моей жизни все переменилось, и я безумно рада этому.CAV: До этого вам приходилось исполнять такую музыку?Марина: Нет. Я исполняла в основном популярный репертуар, джаз, эстраду, то, что обычно нравится посетителям клубов. Своей музыки не было.

CAV: Трудно было войти в «альтернативу»?Марина: Нет, потому что Макс сумел заразить меня этой эмоцией настолько, что даже малейшие долечки сомнения растаяли, как снежинки на ладони. Его энергетика настолько захватила меня, что я без особых трудностей «вошла» в эту музыку. Макс очень искренне доносит до меня свои мысли. Может даже ночью позвонить и сказать: «Слушай песню». Конечно, пришлось поискать свою манеру, какие-то вокальные «фишки». Что-то меняли, что-то отрицали.

CAV: А что произошло с самыми первыми записями Total? Почему вы решили от них отказаться?

Макс: Они существуют, там есть красивые композиции, которые мне очень нравятся. Но это было слишком похоже на то, что я делал с Линдой. Фактически, если бы мы выступили с тем материалом, нам нечего было бы сказать. Все только проводили бы параллели. Мне не хотелось, чтобы разговор с публикой и критиками начинался со сравнения. CAV: Значит, сначала должен быть шок?Макс: Не-ет. Шок – это то, что не имеет отношения к музыке. Я вот могу сказать, что для меня было шоком, просто не хочу популяризировать этих людей. Кстати, сначала работу с этим небезызвестным проектом из двух девочек юного возраста приписывали мне. Названия у нас, действительно, очень похожи. Но я хочу еще раз сказать, что никак с ним не связан. То, что они пропагандируют с экрана – ненормально. 14-17 лет – это же самый переломный возраст. А мы заставляем их бессознательно, под воздействием моды прийти к такому восприятию сексуальности, к которому сами они, возможно, никогда бы не пришли. Я считаю, что это просто преступление.CAV: Но вернемся к Total. То, что текст у вас идет от лица женщины – это не отвратит мужскую часть аудитории?Марина: Но речь-то идет не о женских проблемах, а о том, что понятно всем. Депрессия, ярость, боль – это с каждым случается.Макс: Да, и, кроме того, текст-то написал мужик. То есть я. Вряд ли я похож на девушку. Среди композиций альбома есть несколько вещей, которые цепляют меня самого. Так что, я думаю, мужики поймут. Но вообще-то текст для меня вторичен, так уж вышло. То, что я пишу тексты – это вынужденная ситуация. Прежде всего я музыкант. Вот я послушал, о чем поет Стинг – это же сплошные «ромашки», «здравствуйте» и «прощайте». Но когда его слушаешь, не задумываешься о текстах. Можно их вообще не понимать. Слушаешь му-зы-ку. Для меня в тексте важнее звук, краска, фонетическая игра, создающая дополнительный эмоциональный фон, а не глубокомысленные сентенции. CAV: Марина, а вы в жизни такая же, как в песнях?Марина: В жизни я достаточно сдержанный в эмоциях человек, не люблю выставлять себя вперед, но когда узнаю человека, раскрываюсь перед ним. То, что во мне глубоко заложено, редко выплескивается на поверхность, а музыка – это как раз то, что дает мне самовыражаться, дает выход застоявшимся эмоциям. Она дает мне возможность сказать то, что не всегда скажешь словами. CAV: Но вы могли бы прыгнуть с моста, как поется в одной из песен Total?Марина: А я прыгала с моста. В Праге, с женой Макса, большой любительницей острых ощущений, мы прыгали с 60-метровой высоты. На нас одели специальное обмундирование, привязали к ногам канат. Когда перелазишь через парапет и стоишь на «стартовой площадке», хочется туда, вниз – а-ах! Красота.Макс: Да кошмар просто.CAV: Ну, теперь-то я верю в историю про Арабские Эмираты! И в то, что все в ваших песнях – правда. Макс: Моя сила в том, что я всегда говорю правду – в жизни и в музыке.CAV: Макс, а почему все-таки вы расстались с Линдой?Макс: Отвечу коротко: если бы не внешние обстоятельства, я работал бы с ней до сих пор.

увеличить

увеличить

0

3











0

4


Марина Черкунова
Любит “тарзанки” (особенно с моста вниз головой), парашюты, стрельбу, луна- и аквапарки, баскетбол и фитнес, которым серьезно занимается. Когда ее родители завели ферму, именно Марина первая научилась доить. Сельскохозяйственные настроения в семье певицы имеют наследственный характер. Ее дед был председателем колхоза, при нем колхоз получал всевозможные награды. О дедушке Марина помнит, что он был двухметрового роста и носил в доме валенки. Еще она разводит цветы и иногда с ними разговаривает, боится холода, ненавидит шелковые халаты, поздно ложится спать, любит замаскироваться и гулять по городу, а еще пиво, пить которое научил ее отец. На гладко выбритом затылке Марины была сделана татуировка в виде штрих-кода, в нем зашифрована какая-то таинственная и очень важная для девушки дата, перевернувшая всю ее жизнь.

0


Вы здесь » Золотые 90-е » Звезды 90-х » Группа " Тотал"